Годом основания СПбПБСТИН следует считать 1951 год , когда в соответствии с приказом министра внутренних дел С. Н. Круглова была организована Ленинградская специальная психиатрическая больница тюремного типа МВД СССР.

Дореволюционный период
Для вновь созданной психиатрической больницы было использовано здание бывшей женской тюрьмы, построенной в Петербурге в 1909—1913 гг. на Выборгской стороне, в местности, носившей название «Куликово поле». Ещё в 1870-х гг. Санкт-Петербургская городской думой по представлению Комиссии по устройству тюремной части был выделен участок городской земли площадью 4800 кв. саженей для Министерства внутренних дел. В 1882 году Главное тюремное ведомство приобрело ещё 6000 кв. саженей земли для того, чтобы построить для сотрудников тюрьмы жилые здания. При передаче земель тюремному ведомству Городской управой было оговорено условие, что эти земли не будут употребляться для другого назначения. Тем не менее строительство началось через три с лишним десятилетия и проводилось под личным председательством начальника Главного тюремного управления С. С. Хрулёва. Производителем работ состоял архитектор Главного тюремного управления академик архитектуры А. Г. Трубицкий.
Выстроенная женская тюрьма насчитывала 816 общих, 123 одиночных, 79 больничных камер и мастерские общей площадью 426,49 кв. саженей; при тюрьме существовала также доходная прачечная.

Остановимся на здании бывшего служительского корпуса Санкт-Петербургской женской исправительной тюрьмы.

photo_history1

Здание служительского корпуса построено в 1913 г.
1885-1890 гг. — архитекторы А.И. Томишко и К. Я. Маевский
1909-1913 гг. — арх. А. Г. Трамбицкий
Историческая планировочная система здания, столярные оконные и дверные заполнения и перегородки утрачены.
Сегодня ведутся проектные работы по приспособлению здания под нужды Санкт-Петербургской ПБСТИН Росздрава.
В 2001 г. дом включён КГИОПом в «Перечень вновь выявленных объектов, представляющих историческую, научную, художественную или иную культурную ценность».

Советское время
6 января 1918 года все учреждения, подведомственные Главному управлению местами заключения вместе с принадлежащими им зданиями, в том числе и Петроградская женская тюрьма, были переданы в ведение Тюремной коллегии при Народном комиссариате юстиции РСФСР. Одновременно соматическая больница, тогда ещё многопрофильная, которая располагалась на территории тюрьмы, перешла в распоряжение Наркомздрава. Такое положение дел сохранялось до 1932 года, пока больница также не была переведена в тюремное ведомство.

Создание психиатрической больницы
Первые пациенты для принудительного лечения стали поступать в специально отведённый корпус стационара ещё в 1948 году. К 1951 году, когда Ленинградская специальная психиатрическая больница тюремного типа стала официально существовать, их было уже около 250 человек.
Первым начальником больницы был назначен старший лейтенант юстиции А. А. Малышев. Он не имел никакого отношения не только к психиатрии, но и к медицине вообще, однако, по воспоминаниям персонала, работавшего в то время, был человеком неординарным, «по наитию» чувствовавшим идеи не стеснения психически больных. На первых порах, когда даже медперсонал предпочитал общаться с больными через глазки в камерах и «кормушки», он лично выводил пациентов с самым разнообразным инструментом для работ по благоустройству территории, озеленению, оборудованию прогулочных двориков и т. п.
В это же время были организованы лечебно-трудовые мастерские на 150 посадочных мест, которые наряду с выполнением своей основной функции — реабилитации психически больных, давали ещё и неплохую прибыль. В первые два года существования больницы были организованы аптека, рентгенологический и стоматологический кабинеты, клиническая и биохимическая лаборатория, физиотерапевтический кабинет — фактически создана базовая инфраструктура, которая с некоторой модернизацией существует по настоящее время.
В 1959 году начальником больницы был впервые назначен врач — майор медицинской службы Прокопий Васильевич Блинов. К этому периоду времени организационный этап работы в целом был завершён, и большее внимание стало уделяться собственно медицинской работе. Были перепрофилированы отделения больницы. Схематично их разделили на несколько блоков: 2 приёмных отделения, 3 отделения для проведения активной терапии («лечебные» отделения), 3 отделения со строгим ограничительным режимом для больных, склонных к агрессии и побегам, 1 отделение для лечения соматических больных, а также отделение реабилитации.
Особенно большое значение в 1960-х гг. уделялось реабилитационной работе. Несмотря на отсутствие единой программы, в реабилитационном отделении действовали «кружки по интересам»: литературный, музыкальный, биологический и др. Работой в них руководили медсёстры, при этом применялись методы групповой и индивидуальной психотерапии, психодрама Морено, функционировала вечерняя общеобразовательная школа.
Закрытость больницы в те годы не позволяла общественности знать о проводимой в ней работе. Зато широкий резонанс, особенно на Западе, имели случаи поступления на принудительное лечение диссидентов. Среди них были такие правозащитники, как Александр Есенин-Вольпин (1949—1950), Михаил Нарица (1961—1964), Владимир Буковский (1963—1965), Пётр Григоренко (1964—1965), Виктор Файнберг (1969—1973), Владимир Борисов (1965—1968, 1969—1973) и другие.
История больницы знает пример и противоположного рода: так, с мая 1955 по январь 1957 года в больнице наблюдался и «лечился» генерал-лейтенант МВД Павел Судоплатов, арестованный ещё в августе 1953 года и симулировавший с 1954 года психическое расстройство с целью избежать участи многих соратников Л. П. Берии.
В начале 1970-х годов вышла директива 22-с МВД СССР, предусматривавшая приведение условий содержания в больницах специального типа к условиям содержания в психиатрических стационарах общего типа. В больнице были устранены многие тюремные атрибуты, повышены нормы питания, нормы обеспечения мягким инвентарём, расширены рамки внутреннего распорядка, а пациентам разрешили пользоваться домашней одеждой. Новый начальник больницы В. А. Острецов организовал строительство нового трёхэтажного корпуса лечебно-трудовых мастерских. Это позволило увеличить число посадочных мест в них до 350, а также изменить структуру производства. Так, наряду с традиционным швейным и картонажным цехами был создан цех по производству динамиков передвижных киноустановок. Для этой работы с пациентами привлекались специалисты Ленинградского оптико-механического объединения.
С первых дней существования и до 1988 года в своей деятельности больница руководствовалась инструкцией «О порядке принудительных мер медицинского характера в отношении психических больных, совершивших общественно опасные деяния». В соответствии с ней все больные, находящиеся на принудительном лечении, не реже одного раза в течение шести месяцев осматривались Центральной судебно-психиатрической комиссией (ЦСПЭК), в состав которого входили ведущие специалисты НИИ им. В. П. Сербского.
Консультантами больницы в разные годы являлись известные психиатры города: профессора Н. Н. Тимофеев, Е. С. Авербух, И. Ф. Случевский, Ф. И. Случевский, Б. А. Лебедев и др.

Современность
Более существенные изменения в деятельности больницы произошли в 1989 году после передачи её в ведение Минздрава Российской Федерации с оставлением функции охраны за МВД и принятием Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при её оказании». С принятием новых нормативных документов в 5 раз увеличилось количество штатных единиц, непосредственно работающих с пациентами. Введены должности психологов, психотерапевтов, юристов и социальных работников. Поскольку, как показала практика, лишь треть больных нуждается в активной терапии, около трети в поддерживающей, а около трети пациентов не требуется никакого психофармакологического лечения, был организован реабилитационный блок, в который вошло три отделения и группы по 40—50 пациентов в трёх лечебных отделениях.
Не менее существенным изменением, наступившим в 1989 году, оказалось выведение охраны из состава больницы и переподчинение её Управлению исполнения наказаний Министерства внутренних дел (с 1998 года — Министерства юстиции). В результате численность охраняющих больницу была сокращена в два раза, а в 2002 году охрана была окончательно выведена из стационара и оставлена только по периметру объекта, с постов в коридорах были демонтированы «тревожные кнопки». Это привело к трагическим инцидентам на территории больницы. С конца 2000-х годов предпринимаются технические меры по усилению безопасности персонала и пациентов.

Источник: Стяжкин В. Д. Историческая справка // Актуальные вопросы клинической, социальной и судебной психиатрии: Мат. научно-практической конференции с международным участием «Лечебно-реабилитационная и профилактическая деятельность психиатрических учреждений, осуществляющих принудительное лечение».